irenSHEPARD
Капитан Шепард Великолепный

персонаж является неотъемлемой частью фанфика, не подлежит изменениям и вносу на сторонние ресурсы
ficbook.net/readfic/496796



Джол авис Ан-Шейбе \\ Jol avis An-Sheibe
Перевод с арабского - Свободный ворон


Пролог - 27 лет
Начало действий - 30 лет
1161 год, 19 февраля, водолей
Дата смерти - 1195 год, 34 года


Человек; Ассасин


Джол прожила всю свою жизнь в Акре, в маленькой семье со своей матерью и дедушкой. Образованный счастливый ребёнок, который никогда ничего не просил и ни на что не жаловался. Дед работал аптекарем, а мать прислуживала портной в богатом районе. Семья никогда на свои финансы не жаловалась, у них было всё, что необходимо.
Большую часть своего детства девочка провела с дедушкой. Он учил её основам образования, воспитывал, водил к себе в лавку (планировал вырастить из внучки аптекаря), рассказывал множество историй, начиная от сказок и заканчивая арабской историей, в то время как мать всё время отсутствовала на своей работе. С дочерью она виделась не часто, но та ни в коем случае не переставала любить своего родителя.
Казалось бы, ничем не примечательная, простая счастливая семья, но жизнь Ан-Шейбе кардинально перевернулась после зачистки города по приказу Салах Ад-Дина. Всех, кто когда-то в чём-то провинился - уводили на расстрел за пределы города. Беда не обошла и семью Джол, когда те отыскали прогуливающихся Кариба (имя дедушки) и его внучку. Стража обвинила старика в том, что когда-то давно его сын отказался продавать дорогостоящие травы армии, которая на самом деле вымогала товар. Из-за паники девочки и её комментариев в сторону стражи, группа потребовала ко всему и забрать отпрыска, на что старший отреагировал отрицательно. Он приказал внучке бежать, в силу своей покладистости она послушалась. Пусть Кариб был уже очень стар, но скрыться от стражи ему на время удалось. Джол же пересеклась с ним и оба тут же спрятались в маленьком проёме, за ящиками. Всё бы хорошо, да вот четверо стражников отыскали жертв. Однако через какое-то мгновение дичью стали они сами. С крыши соседнего домишки спрыгнули двое мужчин и на глазах у девочки за пару мгновений пустили кровь преследователям, их тела разом упали с характерным лязгом металла на землю. Не напуганная, а наоборот, завороженная Ан-Шейбе, с округлёнными дрожащими глазами, смотрела на одного из "воинов в белом", в свою очередь те подошли к паре и подали свои руки для помощи. Поставив двоих на ноги, они лишь сказали: "Отправляйтесь домой и не выходите оттуда до завтра". Эти люди показались для Джол ангелами-хранителям­и, так же чисты, во всём белом, воображение само дорисовывало им крылья. И тогда девочка произнесла, глядя на своего спасителя: "Дедушка. Когда я вырасту, я тоже буду ангелом, как они". Мужчина удивился таким словам, но улыбнулся и, выслушав слова благодарности, побежал прочь. А пострадавшие поспешили домой. С тех пор Джол не прекращала думать об этих людях, что спасли город. Она мечтала увидеть их хотя бы ещё раз, мельком, силуэт. И тогда девочка в разгаре дня покинула дом, прибегая к дедушке в лавку. Она просила, чтобы тот рассказал ей об этих "ангелах" больше, на что он лишь отнекивался и говорил, что занят. И так на протяжении долгого времени.
После инцидента в городе прошло четыре года, Джол уже исполнилось тринадцать лет. Всё время она не расставалась со своей мечтой, увидеть "белых воинов" ещё раз. В один из несчастных дней, когда погиб сын одного из послов Акры, девочка наблюдала за похоронами с окна своего дома и, неожиданно, уловила до боли знакомый силуэт напротив своего окна, на крыше. И вновь этот завороженный, но чуть пугливый взгляд зелёных глазок. Вот он, стоит под порывом ветра, так же наблюдает за похоронами. Он не замечал Ан-Шейбе, просто не видел, был озадачен другим. Ведь мало кто знал, что именно он отправил этого человека в могилу. С восторгом вскочив с окна, Джол побежала вниз, радостно сообщая своему дедушке и матери, что "снова видела белого ангела". Мать отреагировала немного обеспокоенно, говоря, что эти люди могут быть опасны и не следует так спокойно глазеть в их сторону. Дедушка же промолчал и, собрав свои вещи, отправился к себе в лавку. Девочка за ним. Теперь-то она стала требовать, чтобы Кариб рассказал ей о воинах. Она капризничала, под конец уже умоляла. На что старик лишь спросил: "Не пожалеешь ли ты о своём желании?". Получив отрицательный ответ, дед взял необходимые вещи и, предупредив, что они с внучкой отправятся в соседнюю деревню за закупкой ингредиентов, подготовил повозку и уже держал путь в Масиаф.
По прибытию в деревню, двое отправились к крепости на холме, похожую на замок, проходя мимо жителей и людей, которые чем-то напоминали тех белых воинов. Когда они добрались до ворот, издалека, Кариб не позволил подойти ближе, Джол увидела множество тех самых воинов. Каждый из них занимался своим оружием, кто-то дрался между собой. В конце концов, старик попросил стоять девочку здесь, пока он сам спустится в деревню и прикупит кое-каких трав. Всё так и было, пока Ан-Шейбе не подошла поближе, выглядывая из-за арки. В тот момент она почувствовала руку на своём плече и тут же замерла, то ли от страха, то ли от ожидания. Оглянувшись, перед ней оказался до боли знакомый ей мужчина. Это лицо она уже видела, два раза. Он присел перед девочкой на корточки, улыбнулся, и завёл с ней диалог.

"- Ты заблудилась? - Задал вопрос воин, смотря на девочку с лёгкой улыбкой из-под капюшона. Та немного замялась, но откровенно начала вблизи разглядывать лицо этого человека.
- Я просто шла за тобой, вместе с дедушкой. - Ответила она. Соврать Джол боялась больше, чем сказать правду.
- А зачем вы меня преследовали?
На несколько секунд подросток потупил свой взгляд, задумался, щёки начали краснеть. Да, ей было как-то стыдно, страшно, но она всё же вымолвила:
- Я хотела посмотреть на других ангелов".

По этой реплике мужчина сразу же узнал, кто стоит перед ним и он, выпрямившись, осторожно взял руку ребёнка и медленно провёл под вратами, вглубь крепости. Ассасины, видя это, удивлялись, наблюдали с интересом так же, как и Джол за ними. Проходя мимо, она разглядывала их одежду, оружие, чью-то ткань даже потрогала на ощупь, но тут же отдёрнула руку, как только её обладатель с недовольной мимикой сделал шаг назад. Некоторые же наоборот, подбегали, начинали расспрашивать "что это такое и как он смеет приводить сюда посторонних". На что воин отвечал: "Она хочет видеть Аль-Муалима". Когда мужчина завёл её в крепость, сопроводил по лестнице до второго этажа, вдоль стеллажей с книгами прямо к большим окнам, перед девочкой возник старик, сидящий за столом и рассматривающий какие-то бумаги, которые тут же поспешно убрал. Повелитель лишь вопросительно взглянул на пришедшего ассасина, а тот наклонился к девочке, чуть подталкивая её вперёд: "Этот человек знает всё об ангелах. Наверняка, у тебя множество вопросов". После этой реплики Аль-Муалим понял, кого привёл сюда его ученик.

Минули четырнадцать лет как простой жалкий месяц. В Масиафе состоялся большой праздник - обряд посвящения из учеников-рекрутов в полноправные ряды ассасинов и наставников. И, конечно же, юный ассасин с именем Джол не исключение. Четырнадцать лет она пробыла в дали от дома, по горло увязая в том, на что напросилась сама когда-то. Ежедневные тренировки, овладение оружием, приёмы. Причём не одна она была такой, в крепость приходило множество новичков, как и Джол: и детей, и более взрослых людей. В первые моменты было морально больно смотреть, как они, ребята, пытались выжимать из себя хоть что-то, чтобы выполнить поручение наставника, как они все вместе чистили и затачивали оружия для воинов во время осады враждебных армий. Со временем всё это становилось легче, а в сегодняшний день и вовсе позабылось. Семеро учеников, среди которых была Ан-Шейбе, поднялись по каменной лестнице к возвышенному алтарю, где им тут же дали право называть себя теми, кто они есть - ассасинами. На глазах у толпы других убийц, они произносили писаное братством кредо. Четверым остальным же, более выдающимся, дали звания наставников. И одному единственному, Альтаиру, звание мастера ассасинов, за его упорство, силу и лидерство, в его-то двадцать четыре года. Аль-Муалим доверял ему больше, чем остальным. Джол проявила интерес к этому человеку, но не такой, как к своему наставнику, Икраму, который был для девушки первым другом и первым мужчиной. К сожалению, последним.
В один из дней, возвращаясь с выполненного задания, в котором уцелела лишь женщина, Джол не спеша поднималась по лестнице библиотеки, к повелителю, сжимая кровоточащие раны, но, услышав оживлённые разговоры на втором этаже, приостановилась. Она так же подметила, что ни одного ассасина не было в библиотеке. Любопытство взяло верх, Ан-Шейбе решила разведать, что не так у повелителя, а стоило ей пройти пол-лестницы, как замерла от услышанного, и увиденного. Повелитель ордена разгневанно кричал на присутствующего тамплиера, угрожая ему мечом, крича что-то о древнем сокровище. Второй же лишь о жадности Аль-Муалима, и просьбе убрать оружие. После сказанного, меч мастера пронзил чужую плоть, роняя тело на пол. Джол подошла достаточно близко, стоя в тени одной из колонн, глядя на это безобразие, а потом и на своего повелителя, который в свою очередь глядел на ученицу. Ошеломлённая спокойным поведением повелителя и расспросами о миссии, женщина дрожащим голосом начала расспрашивать об убитом, и с какой целью. Аль-Муалим же говорил, что понятия не имеет, о чём она, хоть испачканный в крови меч он не спешил даже прятать. Далее ученица начала открыто обвинять мастера в том, что он предатель и хочет завладеть Частицей Эдема для подчинения себе всей армии Салах Ад-Дина, чтобы свергнуть власть. Старший ассасин сразу же начал угрожать женщине, просить подойти, намереваясь убить её. Но та отказалась и поспешила выбежать из библиотеки. На пороге перед основной толпой ассасинов, она сию же минуту донесла об увиденном, кричала, что Аль-Муалим тамплиер, жаждущий овладеть яблоком, но те лишь смеялись, думая, что психика их "сестры" сошла с дистанции из-за провала задания. Некоторые поговаривали потом, что повелитель так разгневался и дал женщине наказание, что она решила ему таким образом отомстить. Но стоило Аль-Муалиму выбежать из-за двери, в измазанной чужой кровью одежде, страдальческим лицом и крича о том, что предатель на самом деле Ан-Шейбе, жаждущая власти и смерти своего повелителя. Конечно же, ученики поверили мастеру и ополчились на единственную и без того слабую душу в крепости. В момент побега Джол получила многочисленные ранения и убила двух членов ордена, от чего не сдерживалась и плакала, прося прощения. Выбежав за закрывающиеся врата в деревню, женщина вскочила на лошадь и тут же поспешила покинуть территорию, скрываясь в ближайших степях.
Когда Ан-Шейбе пришла в себя, она поспешила в Акру, проведать свою семью. В итоге её мать и дед были отправлены за пределы Сирии со всем необходимым, в хижину одного из знакомых. Дочь боялась, что её семейство придут убить из-за случившегося инцидента. Так и случилось через какое-то время, когда часть ордена пришла в Акру и сожгла дом Ан-Шейбе, а той и вовсе простыл след. Ассасины переворошили всю Сирию, но не нашли ни единой зацепки. Икрам слишком хорошо обучил Джол скрываться, словно предчувствовал этот момент. Как выяснилось позже, мужчину повесили за то, что рассказал своей ученице про Яблоко Эдема, а ордену сообщили, что всего лишь за сговор с предательницей. Незадолго до инцидента, Икрам сделал женщине предложение, и свадьба должна была состояться примерно через неделю, если бы всё не обернулось так. С тех пор ассасины перестали быть ангелами для Джол.

Два последующих года изгнанный ассасин был в бегах. У неё не было определённого места жительства, только вечные скитания и странствия, сражения со стражниками, а так же слежка за делами в Масиафе. Узнав о гибели возлюбленного, Джол не то, что бы билась в страданиях, её горе длилось не более часа на могиле мужчины.
С тех пор Ан-Шейбе преследовала лишь одну цель - донести справедливость до ордена ассасинов. Ежедневные новости из Масиафа, слежка за учениками во время их заданий, и так же, в её список вошёл и храм Соломона. Некогда знакомый Альтаир, его лучший друг Малик с младшим братом Кадаром, отправились в гробницу за Частицей Эдема. Женщина проследила за всем путём группы, за их провалом, и трагическим концом - смертью младшего брата Малика. Альтаира завалило по другую сторону пещеры, поэтому араб остался один. После побега тамплиеров, Аль-Сиаф всё же добыл сферу, не смотря на некоторые попытки Джол остановить ассасина. Мало того, что он был грубо ранен в руку, изгнанница добавила своей стрелой горсть мучений, в надежде, что воин не дойдёт до крепости, но она ошиблась. В итоге Малика убрали с поста воина и отправили в бюро ордена в Иерусалиме, а Альтаира понизили до звания ученика. И в тот же день Аль-Муалим дал своему лучшему ученику задание - убить девятерых тамплиеров, чтобы восстановить свою честь. Естественно Ан-Шейбе знала, для чего ему это было нужно, и её задача состояла в том, чтобы убедить в этом Альтаира, но и не дать врагам завладеть Яблоком.
Их встреча произошла спонтанно, во время убийства первой цели в Дамаске - Тамира, влиятельного купца оружием. На своём же рынке он был убит Альтаиром и, не дослушав внятных объяснений своей жертвы, просто покинул того, не считая весь их диалог важным, за что и был ранен в плечо метательным ножом. Джол хотела просто остановить ассасина от убийства, чтобы выслушать, что скажет жертва, но подоспела поздно.
По пути в Масиаф, мужчина вновь встречает ранившую его женщину, правда встреча оказалась немного нестандартной: она своровала его меч, дабы выманить за собою в подстроенную "ловушку", однако, настигнув закрытого переулка, Альтаир немедля завёл битву. Кончиться каким-либо исходом она не успела, ибо женщина высказала всё, что только могла, во время их малого сражения. Что заставило ассасина остановить свой клинок - осталось загадкой, но он с неохотой всё же выслушал речь Джол. И, конечно же, не придал словам ни единого значения. Она молила его послушаться, упрашивала принять её помощь, но ничего из этого не вышло.
Убийцы вновь сошлись в Иерусалиме, во время убийства работорговца Талала. Ан-Шейбе посоветовала мужчине обойти с крыши и убить находящегося внутри тамплиера, на что гордый ассасин махнул рукой и пошёл через прямые пути, в итоге будучи замеченным врагом. Если бы не женщина, что пронзила стрелой ногу работорговца, Альтаир бы и вовсе не настиг жертву настолько быстро. На этот раз Ла-Ахад выслушал весь предсмертный диалог, информации которого удивился. Слишком много странностей он говорил. Когда мужчина отправился в бюро, то черноволосая спросила его: "Скажи, заметил ли ты хоть какие-то совпадения в речах своих жертв?". Альтаир же вновь отмахнулся, не придавая значения этому вопросу только потому, что ничего не помнил из речей первого. После того, как убийца отчитался в бюро, по пути в Масиаф его сопровождала Джол.

"- Альтаир, я просто прошу тебя прислушиваться к словам своих жертв. Возможно, ты действуешь слепо.
- Мне не нужны советы, таких как ты. И я не намерен тратить на тебя время.
В этот момент бывший мастер было уже дал команду своей лошади, но жеребец женщины быстро преградил тому путь своим более крупным телом.
- Пойми, что я могу тебе помочь.
- Мне не нужна ничья помощь. Прочь с дороги!
- Альтаир! - Крикнула женщина своим и без того грубым, хриплым голосом. Ассасин нахмурился, стиснув зубы и смотря из-под капюшона на преграду перед собой. Лучница же успокоилась и, состроив молящий взгляд, высказала. - Возможно, кроме тебя Масиаф уже никто не спасёт.
Убийца промолчал и, обогнув скакуна, последовал дальше по своему пути. Женщина только хотела вновь высказать какую-нибудь причину, чтобы уговорить мужчину пойти за ней, но тот словно предвидел это и опередил её.
- Ты можешь пойти со мной, но не смей начинать эту тему с Аль-Муалимом.
- Твои убийства не останутся без награды, Альтаир. Без правды".

После сего диалога араб скрылся за горами, а женщина последовала по своим делам.
Последующие убийства оба ассасина проводили вместе, втайне от ордена. Для Джол плюс был в том, что, убивая жертву за жертвой, Альтаир больше уделял внимание речам убитых и чаще задумывался об истине. Для Альтаира плюсом было то, что его честь возвращается куда быстрее с помощью женщины. Со временем он уже и позабыл, что она изгнанница, возврат звания для него был прежде всего, не важно, каким способом.
Встреча с Маликом прошла не очень благоприятно. Зайдя в бюро вместе с "напарником", Малик заметил женщину и сразу же взялся за оружие. Альтаир, конечно, заступился за гостью, но ругань стояла на весь квартал. На удивление двоих, Аль-Сиаф не кинулся докладывать о присутствии Джол повелителю, пусть и был предан тому до самой души. Когда Ан-Шейбе стала чаще появляться в бюро, вместе с Альтаиром, или же одна с каким-либо докладом, Малик стал реагировать на неё менее агрессивно, но всё же не без грубости.

После убийства последней цели, а вернее подготовленной вместе с ней ловушкой в Иерусалиме, Альтаир и Джол возвращаются в бюро, объясняя ситуацию Малику. Тот удивился не меньше, и уже было неосознанно начал верить истории женщины. Чуть позже бывший мастер немедля отправился в лагерь Робера де Сабле, а двое других убийц в Храм Соломона. Когда правда была раскрыта и все свои обвинения Малик снял с женщины, они отправились в крепость вместе с ещё парочкой учеников. В Аламуте их ждал неприятный сюрприз, а именно засада.
По приходу Альтаира, оставшиеся члены ордена поспешили взять осаду крепости на себя, во главе с одноруким, в то время как бывший мастер и Ан-Шейбе направились в библиотеку. Там их ждала очередная порция неожиданности, а именно разделение - Альтаир остался во внутреннем дворе, а Джол внутри библиотеки, за решетом, к тому же и с противниками в виде зомбированных ассасинов.
После победы над Аль-Муалимом, Малик возвращается к своему другу, которого вновь признал, а позже подходит и женщина. Не успевая сказать и слова, по неудачному воздействию поднятого мастером Яблока, верхнюю часть её спины пронзает стрела, задевая сердечно-сосудистые органы. Последний враг был убит учениками, однако первый, кто кинулся к раненой, был Малик, и на удивление того же Ла-Ахада, его друг волновался за женщину больше всех.
Зеленоглазую вылечили, но она не успела присутствовать на сожжении тела бывшего повелителя. После небольшого конфликта с давним другом, Альтаир стал мастером-предводите­лем Братства ассасинов. Джол так же услышала слова благодарности от главы ордена и, понимая, что больше не в силах гоняться за целями по крышам, становится рафиком, беря на себя ответственность обучать новых воинов, а так же быть на помощи у Малика. Впоследствии у них даже образовывается близкая дружба, более походящая на роман, как говорили некоторые члены ордена.
Женщина прожила ещё недолго. Во время беседы с Альтаиром в крепости Масиафа, после небольшой тренировки новичков, она пожаловалась, что плохо чувствует себя, но её настроение не смело увядать. Она улыбалась при тяжком дыхании. Когда глава вышел на несколько минут, чтобы принести пару книг, а вернувшись, араб обнаруживает Джол уже мёртвой. Ей было всего лишь тридцать четыре года. Она не успела даже дождаться первого ребёнка Марии и Альтаира.
Похоронили женщину на священной земле, как одну из почётных, запоминающихся и сыгравшую большую роль в истории братства, воинов ордена ассасинов.


У каждого ассасина есть черты характера, помимо тех, которые им заложили наставники, которые позволяют людям найти различие между каждым убийцей, и понять - кто же он?
Джол одна из многих ассасинов, кто имеет такую черту, как преданность: братству, повелителю, кредо. Даже после того, как девушка покидает Масиаф и орден вовсе - она остаётся не менее верной законам, которым следовала: не позволять клинку поразить невинного, действовать скрытно среди толпы, и главное, что особа никогда не нарушила в отместку за своё изгнание - не подставлять клан под угрозу. Даже не смотря на всю свою ненависть, Джол больше не позволяла взять чувствам верх над собой. Ей хватило того, что она в тот самый день раскрыла рот и поплатилась.
Ан-Шейбе очень настойчивая и навязчивая. При обсуждении чего-либо, если же чужое мнение вовсе не будет пригодно для исполнения того же, например, плана, она обязательно выскажет свою точку зрения и, если понадобится, будет настаивать до последнего, что её мнение лучше и что стоит сделать так, как сказано ею. Она, конечно, порой бывает не права, но и немало случаев было, когда женщину признавали хорошим стратегом и планировщиком, но всё же чаще всего мнение этой дамы оставляют позади. Однако, после некоторых провалов (которых, в принципе, не особо и много), люди, оттесняющие ранее её планы, гневно поглядывали в сторону той, осознавая правоту женщины, а она в свою очередь самодовольно и беззаботно улыбалась, смеясь над их поражением.
Во многих вещах видит эдакий азарт, однако продолжает оставаться серьёзной к своим делам. Не часто, но может порой просто встать и задуматься на десяток секунд, а то и минут, но когда на то действительно есть время. В экстренных ситуациях, с ограниченным сроком, женщина действует по строго построенному плану, а если уж совсем худо - импровизирует.
Не делит людей на группы, практически ко всем относится одинаково. Но даже такая, бесстрашная, на первый взгляд, дева, бессильна перед теми, кого она признала Выше себя. Сначала это были её наставник и повелитель ордена ассасинов, а вот потом для неё все стали одинаковыми кусками мяса. Никого в своих похождениях она не выделала как-то особенно. Но Ан-Шейбе не настолько глупа и самонадеянна, она ни за что не станет провоцировать или злить тамплиера (к примеру) просто ради забавы. Особа прекрасно осознаёт, кто перед ней стоит и знает, с кем и в какой ситуации как вести себя.
Женщина бесконфликтная, всем сердцем ненавидит их, считает пустой тратой времени и, попадая в них, пытается как можно скорее уйти от положения, сразу признает, что она не права. Она будет говорить, что угодно, лишь бы прекратить эту суматоху, если собеседник, конечно, не враг. В таком случае всё решается одним - смертью. Однако эта черта характера не отражается лишь на одном - допросе. Джол будет терпеть всю боль, физическую и моральную, но не раскроет и рта. Сначала будет пытаться навести всех дознавателей на ложный след, при этом как-то посмеиваясь, чувствуя себя уверенно, словно говорит правду, но ни за что не скажет истину, даже под предлогом смерти. Этому обучали всех ассасинов, без исключения.
Больше всего ассасин ненавидит через чур безответственных людей, бездельников, которые даже не способны мыслить серьёзно и на нужном уровне. Сильно раздражается из-за этого. Чаще всего, когда у женщины что-то не получается - она сразу бросает это дело, не пытаясь добиться результата, но это уже относительно мелочей. К тем же заданиям она будет просто применять разные тактики, а если ей скажут взять в руки холст и нарисовать что-нибудь элементарное - после одной-двух минут Джол просто положит кисточку и пойдёт заниматься своими делами, будто бы ничего и не происходило.
Если говорить о вкусах, то женщине очень нравится наблюдать за людьми со стороны, ведь знает, что такой обычной жизни у неё не будет. Так же Ан-Шейбе имеет такую черту, как разговорчивость. Она очень тщательно присматривает себе собеседников и далеко не с каждым встречным, даже не с каждым хорошо знакомым человеком, заведёт занимательную беседу. Пример плодотворной беседы - Джабаль. Этот старик даже после изгнания женщины продолжал поддерживать с ней какой-то контакт. Они виделись не достаточно часто, однако при их встрече в Акре приветливо улыбался той, приглашал зайти. Это было секретом для рафика и Джол, а ситуацию с изгнанием он принимал как случайность, но не вмешивался. Пример отрицательной беседы - Малик. Из-за статуса женщины, глава бюро не мог переносить даже её присутствия, не то, что бы какого-то контакта. Он вечно язвит ей, просит, а порой и приказывает, убираться из бюро, из города. Преданность братству у Малика непоколебима, а у Джол был иной взгляд после изгнания. По мнению Малика, этот ассасин предал повелителя и весь клан, когда на самом деле всё произошло по-другому. И, конечно же, в пример можно поставить Альтаира, которого особа могла бы никуда не отнести. Этот человек был и противен, и притягателен. Разговоры их могли начаться с пустого места, и закончиться так же неожиданно, на самые любые темы, но никто из этих двоих не был против такого расклада. Да и отношения у них были вовсе не понятны тому же Малику. Что у них за сотрудничество, почему Альтаир позволил именно ей быть рядом и прочие вопросы мучили рафика.


Пожалуй, единственное, что отличает Джол от толпы других ассасинов - её пол. Единственная женщина в ордене (именно в крепости, не считая союзников), попавшая сюда лишь по счастливой случайности. Из-за сего редкого явления, люди, что впервые видят её, например новички или даже взрослые опытные наставники, посмеиваются, удивляются, не из-за внешности, конечно, а из-за одного яркого отличия.
У Джол средний рост, может 160-170 сантиметров, по сравнению с другими ассасинами, многие из которых превосходили её на головы две-три, она лучше скрывается среди огромной толпы, но так же заметна на обычных улицах города. Несмотря на своё женское тело, особа достаточно вынослива, может спокойно держаться наравне с младшими наставниками.
У Ан-Шейбе грубоватые овальные черты лица, среднего размера глаза миндалевой формы, нос с небольшой горбинкой, что было наследственным, как и у большинства арабов, тонкие губы, нижняя чуть пухлее. Не сказать, что лицо у неё было идеальным или какой-то вселенской красоты, на ровень с дочерью какого-нибудь царя она, конечно, и не встанет, но достаточно спокойные, запоминающиеся черты, хотя бы потому, что не часто встретишь девушку в одежде братства хашишинов. Из-за частых тренировок о тонком мелодичном голоске можно было и позабыть. Грубоватый, немного хриплый, но всё же с не утраченным женским тоном, голос. В принципе очень даже подходящий к внешности, некоторым соклановцам нравилось.
К слову, о тренировках. Тут и о модельном теле можно позабыть. Крепкое телосложение, с едва выступающими мышцами, но какую-то форму женственности тело всё же сохранило. Чуть более, чем средняя, талия (не сказать, что женщина худая), крепкие ноги и руки, правда, вторые утеряли некогда хорошую, гладкую кожу: теперь они шершавые, в ссадинах. Как у всех членов братства на левой руке нет безымянного пальца. Неширокие бёдра, плечи, грудь размера второго, которая вовсе не мешала ловко прыгать по крышам домов, или же пробираться в какие-либо труднодоступные места.

Джол мало чем отличалась от простого арабского народа того времени. Оливковая кожа (чуть светлее смуглого, более холодного оттенка), волосы не длинные, по плечи, прямые с несколькими завитыми прядками, чистого чёрного цвета. Более длинные пряди, на затылке, всегда заплетает в маленькие тоненькие косички. Довольно необычный цвет глаз, зелёный, а ближе к зрачку жёлтый, не яркий, скорее даже тусклый цвет. На правом глазу небольшой вертикальный шрам, полученный во время побега из Масиафа.

Во время службы в крепости, одежда Джол не отличалась от ассасинов начальных рангов. Она состояла из белой туники по колено, поверх которой была надета прочная кольчуга из Дамаска (город, прежде всего, славился самым лучшим металлом, сталью), широкий кожаный пояс для метательных ножей, алая перевязь, наручи, на одном из которых был закреплён скрытый клинок, ножны для меча, отдельно прикреплённый к тунике капюшон. Удобные тёмного цвета ботинки, штаны. Подобрать одежду для Джол было достаточно сложно.
После того, как женщина бежала из крепости, она сменила свою амуницию на что-то более отличающееся от ордена и сливающееся с толпой. Мать специально сидела днями напролёт, чтобы выполнить просьбу дочери. Теперь в одежде не было ни единого белого пятна, только коричневые оттенки. Тунику уже не украшала кольчуга, она была ушита выше колена, под ней же была ещё одна, уходящая назад, до голени, образующая нечто вроде плаща, только не от плеч. Левый рукав был короткий, а правый длинный. Кожаный пояс вовсе исчез, осталась лишь алая перевязь, завязанная в узел на боку. От меча ассасин предпочла избавиться вовсе. Метательные ножички, которые женщина воровала у местных бандитов и казарм, она прятала в специально сделанном креплении на правых наручах, на левых же Джол предпочла оставить клинок, как давняя преданность братству. Стандартная деталь, как капюшон, так же не пропала, через грудь был закреплён кожаный пояс. Тёмные потрёпанные штаны и бурые крепкие сапоги. Половину лица закрывала тёмная тканевая маска. Джол думала, что так её лицо будет менее сильно бросаться в глаза прохожим. И, новым приобретением Ан-Шейбе стали лук и маленький колчан с ядовитыми стрелами. Именно это оружие Джол сочла для себя лучшим.




•Навыки
-Повышенная ловкость и реакция. Уворот у особы отработан хорошо, первые минуты ей не страшны ни стрелы, ни мечи, хотя всё зависит от уровня подготовки врага, а так же от усталости Джол.
-Владение холодным оружием, фехтование. Лук, меч, кинжалы, копьё, топоры - всему стандартно обучена, как и множество ассасинов. Особое предпочтение отдаёт луку и стрелам, что означает натренированную меткость.
-Акробатика. Паркур, не смотря на то, что это мужское занятие, Джол дался хорошо. С крыши на крышу, через забор, забраться на башню - легко. Правда всё же в силу "слабого пола" она порой сильно устаёт и даже срывается.

•Оружейный арсенал
-Скрытый клинок. Главное оружие любого ассасина. Закреплён на специальный пружинный механизм. В случае необходимости, Ан-Шейбе совершает движение пальцем, и клинок выдвигается вдоль её руки. Модель клинка, в основном, пригодна только для скрытных или прямых нападений. Клинок выдвигается на месте отрубленного пальца. Сделан из прочной стали, расписанной витиеватыми узорами по краям.

­
-Метательный ножи. Маленькие стальные тонкие ножики, способные прорезать некоторую броню врага с одного раза. На хорошо экипированных воинов приходится же в несколько раз больше кинжалов, а против некоторых они и вовсе бесполезны.

­
-Лук и стрелы. Лук сделан из тиса, гибкого и прочного дерева, который был привезён в Иерусалим за большую плату. Совершенно обычная форма, местами украшен росписью, две металлические вставки по краям, крепкая тетива позволяла туго натянуть стрелу для более сильного удара. Стрелы так же были своеобразны, с другими перьями, ярко-алыми, служащие якобы меткой. Острые кончики пропитаны ядом, не мгновенного действия.



• До чувств к Икраму была очарована Альтаиром.
• Задохнулась от прилива крови в дыхательных путях, поскольку её врач разошёлся на конфликт и был не внимателен.

@темы: Люди, Анкета, Assassin`s Creed